Self eisteen

об энергии

Bring it on!
Прошла выставка и безостановочный марафон до конца недели. Сон отказывался отпускать его до обеда, до тех пор, пока кофе и энергетики не побудили печень начать пожирать весь свой отложенный запас гликогена, выплескивая кубометры энергоновых кубов так, что он уже всерьез приготовился к трансформации в грузовик или, на худой конец, в астропоезд.
BRING IT OOOOOOOOON!
В его руках искрятся провода, а калькуляторы начинают высчитывать число Пи до миллионного знака после запятой. Он чувствует себя готовым разрушать, созидать и создавать одновременно. Главное то, что это будет продолжаться до выходных, а потом батарейку вынут, печень попросится в отпуск и альтиметр на лобовом стекле его шлема сойдет с ума, загоняя его в непрерывный штопор.
Self eisteen

о ночи

навылет сквозь облака тенью башни удалился след на сверхзвуке выше-выше-вышевыше и закрыв глаза камнем вниз разбил цветные льды. хвостами комет нарисовал пентаграмму бесконечной ночи под потолком поселил светлячков приносящих сны. магия не подействовала жидкий рассвет робко скользнул под ресницы но я успел проснуться раньше на несколько минут. задушенный будильник пискнул и уснул до завтра широко распахнув глаза собрал ночь в кулак подарил букет темноты и улыбкой погладил спину в майке с черепом. паркет протестовал скрипом отказывался выпускать тихо из дома и наверное он был прав однако в провале лифта щелкнула кнопка. он прошел обратно разогнал воздушные шары каплями дождя вдохнул осень но не смог уснуть. песок царапал глаза а он ушел лежать в ванну выдыхать дым под струями воды смывающими сны. не хватало текилы. и осени.
Self eisteen

о недостижимом

Ему не нравится то, что в три часа ночи одиннадцатого февраля, сидя на кухне и глядя на батон и маянезик, он внезапно понял что хочет колбасы. Он будет одеваться, обойдет в пургу и мороз три магазина, замерзнет, проголодается еще сильнее и купит таки себе эту несчастную колбасу.
А нафига? Сидел бы и жрал хлеб с маянезиком и не выебывался.
Так происходит все время.
Можешь ссать стоя, но дрочишь каждый раз туалетной бумагой обод унитаза, потому что хочешь ссать сидя.
Self eisteen

про самообман

Иногда хочется разбиться кусками зеркала под ногами снующих человеческих букашек. Пусть топчут мою амальгамму, а, если повезет, я разрежу им ступни до самых коленей.
Иногда ты предугадываешь плохой результат, но не принимаешь его заранее и ждешь какой-то магической хуйни, которая сделает все сладким и пушистым. Получив на выходе то, о чем думал, ты отказываешься этому верить. А в этот момент так хочется взять себя в охапку и протащить лицом десяток метров по асфальту для того, чтобы стереть кожу, мышцы и кости в кровавую кашу и выковырять эту идиотскую мысль о том, что все будет хорошо из своего обнаженного наивного мозга. НИЧЕГО НЕ БУДЕТ ИДЕАЛЬНО!!! смирись. и уткнись носом в колени, рыдая в углу над своей несчастной долей.
Totoro

(no subject)

Он набирает скорость и уходит в жаркое, пропитанное смогом и пеплом лето. Работа подталкивает его в спину, торопит, намекает, не дает присесть. Если он останавливается, то свинцовыми мыслями наливается голова, ноги, руки, все тяжелеет и замирает. Только слышно, как в мозгу сталкиваются шарики мыслей и щелкают друг об друга. Щелк-щелк - прошлое, щелк-щелк - будущее, щелк-щелк - прошлое, щелкщелкщелк... С таким же звуком лопаются микрососуды в глазах и носу - заливая кровью раковину по утрам.
Срываясь с места после питстопов, он сожалеет только о том, что до июля еще долго - целых два месяца ждать рандеву с докторами в белых халатах и бежать-бежать, изредка притормаживая.
Totoro

о выводах

Просматривая френдленту, я с удивлением отметил, что большинство постов наполнены теплом, юмором и жизнью. Заглядывая к себе в дневник, я опять как будто бы попал под скупой кастрированный дождь из набрякших смогом туч над Москвой. Стоит задуматься.

Интересно, а трехцветные мейн куны такие же солнечные, как рыжие или нет? В любом случае, мамино желание будет важнее - ведь она является главным претендентом обладания пятнадцатью килограммами мурлыкающей шерсти. Хотя она пока об этом не догадывается =)
  • Current Music
    POD - Satellite
Self eisteen

о просьбе

Друзья и френды.
Я очень сильно нуждаюсь в надувном матрасе на новогодние праздники - со 2 по 7 января. Приезжают друзья, а спать их положить некуда.
Кто откликнется, получит с меня какой-нибудь подгончик за услугу.
PS матрас нужен в Москве
  • Current Music
    Metallica - Fuel
Self eisteen

о насквозь

Ему с самого утра хотелось чего-нибудь пронзительного, такого от которого стынут и болят коренные зубы, и лицо кривится в забавной гримаске. Ну, например, звонка от того, кого не слышал уже десять лет, или яркого солнца, лучевым оружием вбивающего талый снег в промерзшую землю и глубже - прямиком к заснувшим динозаврам.
Час дороги до работы наконец привел его к искомому - пронзительно, навылет пробило его грудь с левой стороны, земля бросилась в глаза, а жизнь, пульсируя, вытекла и заполнила алым сетку трещин на асфальте.
Он поднялся, шумно встряхнулся и пошел дальше, покачивая головой и стараясь избавиться от уймы белых мошек, которые залетели в глаза пока он лежал на земле.
Self eisteen

О планах

Столько новых обыденных вещей произошло, что он не знает с какой начать.
С Нового Года начинать надо все делать по другому.
Ну-ну.

Перечитывал свой рассказ с утра. Про старый дом. Ну вы помните... Говно получилось, честно говоря =-)
Self eisteen

о прощании

Что нужно сделать, чтобы не осталось мучительных смертей, а люди легко стряхивали чужие руки с плеча и табачным дымом размывались в вечернем воздухе? Ночью я видел это во сне, когда вышел на улицу гулять со своим золотым ретривером, разбрасывающим лужи каплями по скользким умершим листьям под ногами. Он, мохнатой кометой рикошетил от одной тени к другой и лаял вполголоса, разламывая улыбкой свою огромную пасть. Когда сигарета уже не могла согреть пальцы, а щелчок зажигалки разбудил только пучок искр, я подозвал собаку и погрузил свои руки в его огненную шерстяную теплоту. Так мы стояли до тех пор, пока на улицу не начали выходить люди, которым уже пора... Те, у кого на плечах лежали руки, сегодня прощались. Их обнимали провожающие, о чем-то негромко говорили. Из моего подъезда вышел дед, с которым я иногда перекидывался парой слов на нашей площадке. С ним никого не было, я подошел ближе, продолжая крепко удерживать Лайтера за его шерсть, поздоровался. Мы стояли рядом, а люди вокруг отпускали друг друга и ветер сдувал уходящих к темным силуэтам деревьев. Я хотел прикоснуться к дедушке, просто чтобы поддержать, но понимал, что нельзя отпускать сумасшедшего Огонька - он разрушит умиротворение прощания неуместной беготней. Улыбнулся, слегка кивнул, попрощался, получил кивок в ответ и призрачный дым поднялся вверх с того места, где дед стоял. Где-то люди смеялись недалеко - рассказывали анекдот быстрей-быстрей, чтобы успеть перед прощанием посмеяться. Прошло минут пятнадцать и я отпустил собаку - он побежал искать себе компанию среди случайных прохожих. А я закурил, присел на холодные перила и проснулся.